Средней тяжести счастья признана частично 318 часть



Когда применяется насилие в отношении представителя власти, причиняется вред не только отношениям государственного управления, но и личности. В этом случае возникает вопрос о квалификации содеянного — только по ст. 318 УК РФ или по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 318 УК РФ и статьями гл. 16 УК РФ. При разрешении этого вопроса необходимо сравнивать санкции статей, которые объективно отражают характер и степень общественной опасности содеянного. На практике проблем в квалификации примененного насилия в отношении представителя власти по ч. 1 ст. 318 УК РФ не возникает — по ч. 1 статьи квалифицируются деяния, в которых примененное насилие в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей не является опасным для жизни или здоровья (не повлекло вреда здоровью <1>). Такое насилие (не превышающее легкого вреда здоровью и примененное в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей) не требует дополнительной квалификации по ст. 116 УК РФ — по правилам «поглощения» нормой о более тяжком преступлении (ч. 1 ст. 318 УК РФ) нормы о менее тяжком преступлении (ст. 116 УК РФ) <2>. ——————————— <1> См.: Пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2. С. 2; Постановление Правительства РФ от 17 августа 2007 г. N 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» // СЗ РФ. 2007. N 35. Ст. 4308; Приказ Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 г. N 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» // Российская газета. 2008. 5 сентября; Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации преступлений: Учебное пособие. М.: ИНФРА-М, 2002. С. 116. <2> Иногамова-Хегай Л.В. Указ. соч. С. 109.


Часть 1 статьи альтернативно предусматривает ответственность за угрозу применения насилия. Под угрозой применения насилия надо понимать угрозу применения физического насилия. Угроза применения физического насилия заключается в запугивании представителя власти применением к нему или его близким физической силы (словами, жестами, демонстрацией оружия или других предметов, приспособленных для нанесения телесных повреждений, или иным способом) <3>. ——————————— <3> Иванова В.В. Преступное насилие. М.: ЮИ МВД, Книжный мир, 2002. С. 32.

М. осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ (угроза применения насилия и применение насилия, не опасного для жизни или здоровья). М. высказывал угрозы в адрес сотрудника милиции И. в связи с исполнением последним своих должностных обязанностей, держа в правой руке топор, в левой руке — нож (Куньинский районный суд Псковской области, дело N 1-3/2011). Угроза применения физического насилия предусматривает угрозу применения любого насилия вплоть до убийства. При этом квалификации по совокупности преступлений не требуется в силу действия ч. 3 ст. 17 УК РФ, согласно которой применяется специальная норма, т.е. ч. 1 ст. 318 УК РФ <4>. В связи с названным правилом нам представляется некорректным сравнение санкций ч. 1 ст. 318 и ст. 119 УК РФ (Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) с целью применения другого правила — о поглощении нормой о более тяжком преступлении нормы о менее тяжком преступлении — соответственно а) ч. 1 ст. 318 УК РФ и ч. 1 ст. 119 УК РФ и б) ч. 2 ст. 119 УК РФ и ч. 1 ст. 318 УК РФ. ——————————— <4> См. также: Преступления против личности в уголовном праве Беларуси, России и Украины / П.А. Андрушко, А.А. Арямов, Н.А. Бабий и др. / Отв. ред. А.И. Чучаев. М.: Проспект, 2014. С. 307; Коробеев А.И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека: Монография. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 248.

Угроза повреждением или уничтожением имущества составом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, не охватывается. В судебной практике возникают трудности при квалификации примененного насилия (в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей), опасного для жизни или здоровья, по ч. 2 ст. 318 УК РФ. Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать насилие, повлекшее причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности <5>. ——————————— <5> См.: Пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2. С. 2.

Судебная практика изобилует примерами квалификации по ч. 2 ст. 318 УК РФ. Эти примеры можно классифицировать в зависимости от причинения того или иного вреда здоровью (легкого, средней тяжести или тяжкого) и в зависимости от того, была ли проведена дополнительная квалификация по статьям гл. 16 УК РФ или нет. Когда при применении насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей причиняется вред здоровью любой степени тяжести без отягчающих обстоятельств, то содеянное квалифицируется только по ч. 2 ст. 318 УК РФ без дополнительной квалификации по статьям гл. 16 УК РФ. Указанная классификация (без дополнительной квалификации по статьям гл. 16 УК РФ) может быть расширена, дополнена. Только по ч. 2 ст. 318 УК РФ может квалифицироваться применение насилия в отношении представителя власти или его близких в случае, когда насилие не причинило легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью, но оно применялось при обстоятельствах, которые по своему характеру создавали реальную опасность для жизни или здоровья в момент его применения. Т. признан судом виновным в том, что умышленно, с целью воспрепятствования служебной деятельности инспектора дорожно-патрульной службы ГИБДД, обхватил его руками за шею и стал сдавливать ее. Примененное насилие не причинило вреда здоровью потерпевшего, хотя в момент его применения создавало реальную опасность для жизни и здоровья. Свои действия Т. сопровождал высказыванием угрозы применения удушения. Данные угрозы потерпевший с учетом действий подсудимого воспринимал реально. Суд квалифицировал действия Т. по ч. 2 ст. 318 УК РФ как применение насилия, опасного для жизни и здоровья, и угрозу применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (Зареченский городской суд Пензенской области, дело N 1-16/2012). Примеры решений по уголовным делам, когда применение опасного для жизни или здоровья насилия (в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей) дополнительно квалифицировалось по статьям гл. 16 УК РФ, представляют особый интерес, поскольку правильная квалификация невозможна без сравнения санкций ч. 2 ст. 318 и статей гл. 16 УК РФ. В судебной практике применение опасного для жизни или здоровья представителя власти насилия дополнительно квалифицировалось по статьям гл. 16 УК РФ, когда насилие выражалось в покушении на убийство (ч. 3 ст. 30 УК РФ), убийстве (ст. 105 УК РФ), квалифицированных видах умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 2 — 4 ст. 111 УК РФ). Такая квалификация следует из того, что ч. 2 ст. 318 не охватывает причиненный вред, поскольку ее санкция менее строгая, чем санкции названных статей гл. 16 УК РФ. Л., будучи в состоянии алкогольного опьянения и будучи недоволен исполнением служебных обязанностей лейтенантом внутренней службы К., оскорблял его и угрожал убийством. Затем, реализуя свою угрозу, Л. с расстояния примерно сорока метров выстрелил в К. из двуствольного гладкоствольного ружья дробью, но не попал в К. Суд квалифицировал действия Л. по ч. 2 ст. 318 и по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ (Клинцовский районный суд Брянской области, дело N 1-2011-13/А), т.е. как применение насилия, опасного для жизни или здоровья, которое в момент причинения создавало реальную опасность для жизни и здоровья, и дополнительно — как покушение на «простое» убийство. Если сравнить санкции статей, вмененных Л. (лишение свободы на срок до 10 лет по ч. 2 ст. 318 и 3/4 от лишения свободы на срок до 15 лет по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 с применением ч. 3 ст. 66 УК РФ, т.е. 10 лет против 11, 25 лет), то становится очевидным, что вред, предусмотренный ч. 2 ст. 318 УК РФ, не охватывает вред от покушения на убийство. Поэтому содеянное образовало совокупность преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 318 УК РФ и ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ. Ю., М. и С. осуждены по ч. 2 ст. 318 УК РФ и по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ. Они совместно, поочередно и неоднократно наносили удары бейсбольной битой по различным частям тела (голове, спине, туловищу) сотрудникам ДПС К. и Д. и сотруднику милиции П. Кроме ударов бейсбольной битой они наносили потерпевшим множественные удары кулаками и ногами по лицу и телу. Своими действиями Ю., М. и С. причинили: Д. — телесные повреждения, которые были квалифицированы как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни; К. — телесные повреждения, которые были квалифицированы как легкий вред здоровью по признаку расстройства здоровья более 6, но менее 21 дня; П. — телесные повреждения, которые были квалифицированы как не причинившие вреда здоровью. Поскольку наибольший вред, который был причинен совместными действиями виновных потерпевшим, — тяжкий вред здоровью, то действия каждого из виновных были квалифицированы судом по ч. 2 ст. 318 УК РФ. Так как виновные действовали группой лиц по предварительному сговору, то их действия были дополнительно квалифицированы по ч. 3 ст. 111 УК РФ (Невельский городской суд Сахалинской области, дело N 1-6/2011). На практике может возникнуть случай применения к представителю власти или его близким насилия, которое по неосторожности причинило смерть. Будет ли содеянное квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 318 и ст. 109 УК РФ, если максимальная санкция по ч. 3 ст. 109 УК РФ — лишение свободы на срок до 4 лет — является менее строгой, чем санкции ч. 1 и 2 ст. 318 УК РФ? С одной стороны, причинение смерти по неосторожности при применении насилия в отношении представителя власти не охватывается ч. 2 ст. 318 УК РФ, так как оно не определено в качестве квалифицирующего признака и не подпадает под понятие насилия, опасного для жизни или здоровья, данного в разъяснении п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». С другой же стороны, и это согласуется с нашим мнением, причинение смерти по неосторожности при применении насилия в отношении представителя власти охватывается ч. 2 ст. 318 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по ст. 109 УК РФ, поскольку применением насилия в отношении представителя власти или его близких изначально причиняется вред общественным отношениям, обеспечивающим законную деятельность представителей власти по исполнению ими должностных обязанностей <6>, и вкупе с ним вред жизни или здоровью конкретного представителя власти, а по правилам конкуренции общей и специальной нормы (ч. 3 ст. 17 УК РФ) причинение потерпевшему смерти по неосторожности охватывается составом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ, и дополнительной квалификации по ст. 109 УК РФ не требует <7>. ——————————— <6> Егиазарян Н.А. Преступления против порядка управления в уголовном праве Армении и России (сравнительно-правовое исследование): Монография. М.: Контракт, 2013. С. 81. <7> Коробеев А.И. Указ. соч. С. 154.

Таким образом, нормы об угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 119 УК РФ) и о причинении смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) являются общими нормами по отношению к специальным нормам, предусмотренным соответственно ч. 1 и 2 ст. 318 УК РФ. Применение насилия (в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей) любой степени тяжести с отягчающими обстоятельствами (а также в процессе убийства) образует совокупность преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 318 и соответствующими статьями гл. 16 УК РФ, поскольку санкции последних, отражающие общественную опасность содеянного, строже санкции ч. 2 ст. 318 УК РФ. Следовательно, без их сравнения и учета невозможна правильная квалификация применения насилия в отношении представителя власти или его близких.

Пристатейный библиографический список

1. Егиазарян Н.А. Преступления против порядка управления в уголовном праве Армении и России (сравнительно-правовое исследование): Монография. М.: Контракт, 2013. 2. Иванова В.В. Преступное насилие. М.: ЮИ МВД, Книжный мир, 2002. 3. Иногамова-Хегай Л.В. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации преступлений: Учебное пособие. М.: ИНФРА-М, 2002. 4. Коробеев А.И. Преступные посягательства на жизнь и здоровье человека: Монография. М.: Юрлитинформ, 2012. 5. Преступления против личности в уголовном праве Беларуси, России и Украины / П.А. Андрушко, А.А. Арямов, Н.А. Бабий и др. / Отв. ред. А.И. Чучаев. М.: Проспект, 2014.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *